Наука и технологии России

Вход Регистрация

Российские учёные измерили национальное счастье

Счастье для среднестатистического россиянина главным образом связано с деньгами. Индекс субъективного благополучия, ассоциированный в том числе с нематериальными ценностями, растёт, но только за счёт самых молодых когорт, приспособленных к новой жизни, – к такому выводу пришла группа учёных Санкт-Петербургского отделения Высшей школы экономики под руководством известного американского социолога и политолога профессора Мичиганского университета Рональда Инглхарта.

Справка:
Работа лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ организована на средства мегагранта Правительства России
Эдуард_Понарин
Эдуард Понарин: «В основе нашего проекта по исследованию счастья россиян лежали данные опросов, которые дополнялись статистической информацией»

В 2010 году в Санкт-Петербургском отделении Высшей школы экономики на средства мегагранта открылась новая лаборатория – сравнительных социальных исследований (ЛССИ). Её возглавил профессор Эдуард Понарин, а научным руководителем стал известный американский учёный, профессор политологии Мичиганского университета Рональд Инглхарт (он же основатель World Values Survey – глобального социологического проекта по мониторингу различных жизненных целей населения во всём мире, охватывающего уже 100 стран). Магистральной темой исследования лаборатории стало счастье и благополучие россиян в сравнении с другими нациями.

В основу научных изысканий по этому вопросу была положена теория модернизации, разработанная ещё в 70-х годах прошлого века Инглхартом. Со временем она претерпевала изменения, её «постматериалистические ценности» сейчас постепенно заменяются «эмансипативными ценностями» с подачи его соавтора и коллеги по работе в ЛССИ, известного немецкого социолога Кристиана Вельцеля. Эмансипацию здесь нужно понимать в самом широком смысле – как обретение простым человеком контроля над своей жизнью.

«В основе нашего проекта по исследованию счастья россиян лежали данные опросов, которые дополнялись статистической информацией по странам, например экономической информацией: ВВП на душу населения, паритет покупательной способности, индекс Джини и прочее», – рассказывает руководитель лаборатории Эдуард Понарин. – «Данные основаны на репрезентативной выборке по России за все годы, кроме 1981 года, когда была взята только Тамбовская область, информация по которой, как было показано позднее, приближается к общероссийским данным».

Аналогичную методику исследователи использовали и для других стран. Средние значения получали как среднее арифметическое по всем респондентам, ответившим на тот или иной вопрос (или серию вопросов).

Рис. 1. Культурная карта мира Инглхарта–Вельцеля показывает связь ценностных установок с традиционной религией и политическим прошлым. По вертикальной оси находится шкала, низкие значения которой соответствуют традиционно-религиозным ценностям, а высокие – светски-рациональным. Низкие значения горизонтальной шкалы соответствуют ценностям, направленным на выживание (материализм и подозрительность), а высокие – на самовыражение и доверие

Какие же выводы получили сотрудники лаборатории про Россию? В общем и целом мы – уникальная страна, что называется, идущая своим путём. Если в развитых западных странах на фоне относительно хорошего уровня безопасности и материального обеспечения показателем счастья становится степень свободы выбора индивида, которая служит своеобразной альтернативой денежным средствам, то для россиян счастье до сих пор заключается в деньгах. Корни этого явления, как удалось выявить в ходе исследования, лежат в распаде СССР и последующем экономическом кризисе. Это хорошо видно на приведённой ниже схеме. Если говорить об уровне субъективного благополучия (счастья), то Россия (как и другие посткоммунистические страны) недобирает счастья на единицу ВВП на душу населения. По общеизвестным причинам в России 90-х годов произошло резкое падение индекса субъективного благополучия. Сейчас этот показатель растёт, но только за счёт самых молодых когорт, приспособленных к новой жизни. Кризис 90-х эти поколения застали или в совсем юном возрасте, или не застали вовсе. Соответственно, и стартовый субъективный уровень благополучия у них выше, чем у предыдущих поколений.

Рис. 2. Связь субъективного благополучия и ВВП на душу населения. Горизонтальная шкала приводит ВВП на душу населения на 1995 год по паритету покупательной способности, а вертикальная – уровень субъективного благополучия. Для России и Венгрии на этом графике показаны несколько точек, соответствующих разным годам. Видно, что в России после 1982 года произошло падение уровня субъективного благополучия, которое похоже на то, что произошло в то же время в Венгрии, но падение в России значительно больше. К 2006 году уровень субъективного благополучия в России остаётся ниже, чем можно было бы ожидать по её ВВП на душу населения (уровень регрессионной кривой)

Рис. 3. Динамика развития ценностных установок в различных странах и регионах мира на протяжении 25 лет. Стрелки показывают сдвиги за 25 лет (1981–2006) в разных регионах мира. Уникальность России заключается в том, что она идёт в противоход с остальным миром: в то время как в большинстве стран происходит сдвиг в сторону ценностей самовыражения и доверия, в России ещё более усилились ценности выживания (материализм и подозрительность) и произошёл существенный отход от светски-рациональных ценностей

«Конечная цель проекта – объяснение изменений ценностных ориентаций, происходивших в России с 1981 по 2011 год; сравнение российских данных с данными нескольких десятков других стран и соответствующие выводы», – говорит Эдуард Понарин.

Заметим, что развиваемая авторами модель способна интерпретировать явления в политической и общественной жизни России последнего времени. Она позволяет, например, трактовать и объяснять причины событий декабря 2011 – марта 2012 года: протестное движение после выборов в Госдуму VI созыва и очередных выборов Президента России. В крупных городах, Москве и Санкт-Петербурге, прежде всего относительное материальное благополучие граждан привело к появлению островков постматериализма, в которых люди перешли на новый (не денежный) уровень потребностей: в числе их главных приоритетов появилась свобода. При благоприятной экономической ситуации эта тенденция сохранится.

Результаты своей работы коллектив лаборатории публикует в ведущих научных журналах. Не менее важным результатом, чем статьи, исследователи считают вовлечение в проект молодых учёных-социологов.

«Эти молодые специалисты получают выход в мировую науку – завязывают также связи с ведущими американскими, европейскими специалистами, что позитивно скажется на уровне развития и мировом престиже отечественной социологии», – отмечает Понарин. – «К настоящему моменту в рамках мегагранта мы успели подготовить около 20 молодых учёных».

В декабре прошлого года коллектив лаборатории стал одним из немногих, кто получил федеральные деньги на продолжение работ по мегагранту. Надо сказать, что эти учёные – социологи из Санкт-Петербургского отделения Высшей школы экономики – оказались в числе немногих гуманитариев, победивших в программе мегагрантов (в 2011 году мегагрант выиграла лаборатория Ж.-Ф. Тисса тоже в Санкт-Петербургском филиале Высшей школы экономики). Это, безусловно, большой плюс для них, а их успехи в работе, если, конечно, они будут заметными, станут хорошим стимулом для всей отечественной социологии, ведь в бывшем Советском Союзе, а потом и постсоветской России социологическая наука испытывала большие сложности в развитии и в целом выбивалась из контекста мировой.

РЕЙТИНГ

3.60
голосов: 15

Галереи

Митинг на Болотной площади в Москве 10 декабря 2011 года

Митинг оппозиции на Болотной площади собрал несколько десятков тысяч человек (официальная оценка - самая скромная - 25 000 человек, со сцены звучало число в 100 тысяч и даже больше; истина, скорее всего, где-то посередине), большинство из которых, как оказалось, пришли не из приверженности к каким-либо политическим партиям, а из чувства гражданского самосознания или просто за компанию. На сцене были не только знакомые по другим митингам лица лидеров оппозиции и журналистов, но и те, кто на митинги никогда не ходил; около сцены - шеренга телекамер, включая федеральные телеканалы, и традиционные транспаранты. А вот в толпе люди демонстрировали творческий подход, которого, по словам писателя Бориса Акунина, Москва не видела с начала 1990-х годов. Митинг прошёл без задержаний и без существенных происшествий, что немало удивило и журналистов, и полицию, и самих участников.
Скептики, тем не менее, не склонны считать, что этот митинг и обещанные организаторами следующие окажут сколь-либо заметное влияние на политическую ситуацию и действия руководства страны.

Фото - Игнат Соловей (STRF.ru), Валерий Кирьянов, Виталий Дробышев, Антон Белицкий (Ridus), Дмитрий Чистопрудов (AirPano.Ru/28-300.ru/Ridus), Николай Данилов (nl.livejournal.com), Евгений Шеваль (evsheval.livejournal.com). Текст - Игнат Соловей

33 фото

Обсуждение